Все о Музыке

4 909 подписчиков

Кого хотел усыновить Чайковский и почему так и не усыновил

Кого хотел усыновить Чайковский и почему так и не усыновил

В очень дружной семье Чайковских была одна тайна, которая тщательно хранилась на протяжении многих лет.

История такая.

Поскольку у Чайковского не было своей семьи (случайно возникшая в его жизни жена не считается), он принимал очень большое участие в племянниках и племянницах – детях любимой сестры Александры. Она, её муж Лев Васильевич Давыдов и семеро их детей жили в усадьбе Каменка (недалеко от Киева), где Лев Васильевич был управляющим. Чайковский не раз проводил там лето и был в курсе всех деталей их жизни. Все племянники и племянницы выросли практически на его глазах.

Не со всеми методами воспитания в этой семье он был согласен. И особую тревогу ему внушала Таня – старшая дочь Александры.

Александра Ильинична Давыдова со старшей дочерью Таней.Александра Ильинична Давыдова со старшей дочерью Таней.

Она увлеклась морфием и завела тайный роман с домашним учителем музыки.

Роман закончился беременностью, которую Татьяна пыталась утаить от родителей. В конце концов она призналась во всём дяде – брату Чайковского Модесту. За три месяца до родов под предлогом лечения от морфиновой зависимости тот увёз Татьяну в Париж, где их уже ждал Чайковский.

Тяжёлая зависимость у Татьяны действительно была, и Чайковский устроил её в специальную лечебницу, где в мае 1883 года в обстановке полной секретности она родила мальчика.

Его назвали Жоржем и отдали на воспитание одной французской семейной паре, живущей под Парижем.

Маленький Жорж.Маленький Жорж.

Чайковский никогда не выпускал этого ребёнка из поля зрения: навещал Жоржа, оплачивал расходы на его содержание и не оставлял мысли о том, чтобы вернуть мальчика в семью. Он считал себя ответственным за его судьбу и серьёзно готовился к тому, чтобы усыновить его.

Всё это держалось в тайне от родителей Татьяны – Александры и Льва. Братья не хотели подвергать сестру и ее мужа такому удару – в их семье и так было много всякого рода драм.

Через четыре года после рождения сына племянница Чайковского Татьяна умерла в Москве от сердечного приступа. К этому моменту вопрос об усыновлении ребёнка был уже обдуман и решён, но не так, как это планировал Чайковский.

Восьмилетнего Жоржа, не знавшего ни одного слова по-русски, зато наученного громко петь “Марсельезу”, привезли из Франции в Россию, и ребёнка взял в свою бездетную семью старший брат композитора Николай Ильич.

Н.И.Чайковский с женой Ольгой.Н.И.Чайковский с женой Ольгой.Жена Николая Ольга стала приёмной матерью Жоржа.Жена Николая Ольга стала приёмной матерью Жоржа.

Жоржа крестили под именем Георгий. Чайковский стал его крестным отцом.

Тайна рождения Георгия тщательно оберегалась братьями Чайковскими. Мать Татьяны – сестра Петра Ильича Александра Ильинична так и не узнала, кем ей приходится этот французский мальчик – приёмный сын брата Николая.

За три года до своей смерти Чайковский составил завещание, в котором сделал мальчика своим главным наследником. Он завещад ему часть от авторских отчислений, все счета и всю недвижимость, которой, он, правда, так и не успел обзавестись.

Кого хотел усыновить Чайковский и почему так и не усыновил

Жорж (так его звали в семье) стал военным, потом получил образование инженера путей сообщения, женился и жил преимущественно за границей. С началом Первой мировой войны вернулся в Россию, воевал, после революции 1917 года жил в Москве, в 20-годы эмигрировал с семьёй (с женой Еленой сыном Георгием) в Югославию и умер там в 1940 году.

Кого хотел усыновить Чайковский и почему так и не усыновил

В музыкальном наследии Чайковского остался лишь один фрагмент, посвящённый десятилетнему Жоржу. Его композитор вписал в текст письма к племяннику Бобу – Владимиру Давыдову.

Это музыкальная шутка: два аккорда и один повторяющийся мотив. Он подтекстован следующими словами: “Дядя Петя, дядя Толя, дядя Модя и Боб” (имеются в виду Пётр Ильич, Анатолий Ильич, Модест Ильич и Володя Давыдов).

Картина дня

наверх