Последние комментарии

  • Юрий! ...25 августа, 23:35
    аХа , судя про твоему суждению я теоретик ???? ))Музыка для занятий сексом – основные понятия.
  • Рушан Мухамеджанов25 августа, 21:52
    врядли бы....она практик, а не теорэтик...)Музыка для занятий сексом – основные понятия.
  • Юрий! ...25 августа, 12:13
    поздно познакомил с ней , может что дельное подсказала , что бы в посте прописать ))))Музыка для занятий сексом – основные понятия.

Музыканты ХХ века : Гелена Великанова

Г.Великанова В.Трошин Видео Media Portal - скачать mp3 бесплатно, фильмы, клипы

Народная артистка России (1992)

Гелена Великанова родилась 27 февраля 1923 года в Москве в семье выходцев из Польши. Ее отец был наполовину литовец с фамилией Великанис, а семья жила в центре Москвы на Арбате.
После окончания школы Гелена хотела поступать в музыкальное училище, но началась Великая Отечественная война, и семья эвакуировалась в Томск, где Гелена работала в госпитале, участвовала в концертах для раненых.

В 1944 году Гелена вернулась в Москву и поступила в музыкальное училище имени Глазунова. Училась она успешно, преподаватели рекомендовали ей идти в оперетту, но её привлекала только эстрада. Окончив училище, она поступила на эстрадное отделение Школы-студии МХАТа, которую возглавляли артисты Б.Петкер и О.Андровская. Именно благодаря им, она, по ее словам, поняла, что артист должен уметь раскрывать истинную суть того произведения, которое берется исполнять, и проникнуть в характер своего песенного героя.

 


На профессиональную сцену Гелена впервые вышла в 1948 году, и через несколько лет к ней пришло признание. С 1950 года Великанова стала солисткой Москонцерта. Среди первых песен, спетых ей, были жанровые произведения советских и зарубежных композиторов: «Мне весело», «Письмо к матери», «Маринике», «Возвращение моряка» и «Маленькая Мари». 

Ей нравилось исполнять детские песни. Гелена Великанова была необычайно популярна в СССР в 1960-е годы. Как и Марк Бернес, и Майя Кристалинская.\

Любимые песни прошлого века - Part 14

Успех певицы возрос, когда она стала исполнять песни Сергея Есенина и Новеллы Матвеевой с ярко выраженным гражданским содержанием «На кургане», «Другу», «Идут белые снега». Во многом поэтическая культура певицы сформировалась благодаря её супругу — известному поэту Николаю Доризо, о любви к которому Великанова говорила: «Это чувство умрет только вместе со мной». У Гелены и Николая родилась дочь Елена.
«Я не люблю тоскливых и печальных песен и никогда не включаю их в свой репертуар, – говорила Великанова, – не грусть, не тоску мне хочется нести слушателям, а преодоление этой грусти и всегда хоть чуточку надежды...» Этой теме Гелена Великанова была верна, исполняя лирический романс Булата Окуджавы «Зачем мы перешли на «ты», в котором за шутливым тоном скрывается грустный упрек, или песню Э.Колмановского на слова И.Гофф «Когда разлюбишь ты».
Самой известной, и вызвавшей поначалу много критики, в ее репертуаре стала песня Оскара Фельцмана «Ландыши».

Гелена Великанова принесла на эстраду высокую поэзию. Она пела композиции на стихи Цветаевой, Ахматовой, Есенина и Киплинга. Она подняла эстрадную песню на небывалую высоту, сделав ее составной частью духовной жизни своих современников. «Она — певица всех времен, второй такой нет, — сказал о ней гениальный танцовщик Махмуд Эсамбаев. — Это любимая всеми и мудрая актриса».
Гелена Великанова не соблюдала никаких диет. Любила все мучное, особенно пончики с мясом. Они были ее фирменным блюдом, наряду с мясом с черносливом. У Гелены была на протяжении всей ее долгой жизни безупречная фигура. На вопрос своей подруги Валентины Терской - какие упражнения она делает, чтобы сохранить ее? - она ответила: «Использую самое доступное: летом — плаванье, а зимой — лыжи. А, кроме того — уборка дома, которой занимаюсь сама. Содержать все в идеальной чистоте — мой главный «секрет изящества». Что касается манер, то это у меня от мамы. Она из дворянского рода. С детства учила сидеть не горбясь, не жеманничать, не жестикулировать, а уметь находить точные слова, выражающие мысли. Словом, вести себя как подобает настоящей леди, просто и естественно. Что касается одежды, то считаю лучше не купить какие-то заморские деликатесы, но на элегантное платье не поскупиться. Всю жизнь мне шили платье две портнихи. Одна из Дома моделей, другая — из театральных мастерских. На праздник можно и разориться, купить 2–3 килограмма мяса. Посолить, поперчить и положить на противень. Через некоторое время разложить вокруг промытый чернослив, яблоки и нарезанный картофель. Все это долго запекается на медленном огне в духовке. Не менее 2 часов. Зато вкуснота необыкновенная...».

Великанова одной из первых советских певиц выступила на эстраде в красивом платье на западный манер, и министр культуры Екатерина Фурцева публично сделала Гелене бестактное замечание за смелый фасон и черные перчатки. После этого инцидента выступления Beликановой на долгое время были исключены из концертов. На этом, к сожалению, несчастья не закончились, и однажды из-за неправильного лечения Великанова потеряла свой высокий голос.
Гелену Великанову так же долго не выпускали за границу. Друзья старалась включать ее в различные группы, выезжавшие на гастроли, но когда список доходил до соответствующих инстанций, в том числе и Старой площади, Великанову вычеркивали. 

С 1986-го по 1995-й годы Великанова преподавала в Музыкальном училище имени Гнесиных. Некоторые из ее учеников стали очень известны, в частности Валерия и Юлиан. А в 1992 году в возрасте 70 лет Великанова получила звание «Народная артистка России».

Архив материалов - Персональный сайт

16 апреля 1998 года состоялась церемония закладки её звезды перед концертным залом «Россия».
Те, кто знали Гелену Великанову, преклонялись перед ее глубоким и серьезным отношением к работе на эстраде, которой она посвятила всю свою жизнь. Она никогда не считала это искусство легким жанром: «В прежние времена путь эстрадного артиста к пику популярности растягивался на долгие годы, был сопряжен с конкурсами, художественными советами, аттестациями. Имя приобреталось или ценой унижений, или адским каждодневным изнурительным трудом. Сегодня стать артистом эстрады и к тому же попасть в список «звезд» не составляет труда и довольно просто. Это рождает недобросовестное отношение к труду, к сцене, неуважительное отношение вообще к публике. Чего стоит, например, откровенная подмена живого голоса фонограммой. Теперь это считается нормой. Мне бывает неловко, когда я вижу «раскручиваемых» ныне певиц, которые ведут себя на сцене неподобающим образом. Это неженственно и неэстетично. Это безвкусица. Многие певицы — дочки обеспеченных родителей, бизнесменов. У них много денег — так почему не купить «место под солнцем»? Не имея собственного лица, они стараются подражать нам, состоявшимся певцам, но у них это не очень-то получается. Сейчас даже у среднего артиста эстрады целый штат «обслуги», а прежде исполнитель песен был, как говорится, и певец и жнец и на дуде игрец. Было тяжело, но зато в звезды выходили истинные таланты и труженики».


Гелена Великанова была талантливой певицей и великой труженицей. Она умела сохранять достоинство в любой ситуации и соблюдать дистанцию, никогда не заискивала перед публикой, глубоко уважала ее. И зрители платили ей тем же — любовью, уважением и признательностью.
10 ноября 1998 года должен был состояться «прощальный» (по её собственному выражению) концерт в Доме актёра. Великанова готовилась к нему в полную силу, провела две репетиции. Но концерт так и не состоялся. В назначенный день в пять часов вечера Великанова достала из шкафа свое концертное платье, разложила его на кровати, а сама отправилась в ванную, чтобы привести себя в порядок. Но из ванной она уже не вышла - сердце певицы не выдержало, и она скончалась буквально за два часа до начала прощального концерта.


Подруга певицы Л.Голубь вспоминала: «Обычно она проезжала задолго до начала концерта. Настраивалась. А в тот день ее ждали, ждали... Телефон тоже не отвечал. Позвонили дочери Лене. Лена очень испугалась, что мамы до сих пор нет в театре, - ведь она с ней только утром разговаривала, и та страшно волновалась. Гелена Марцеловна призналась дочери, что сама удивлена своему волнению, словно в первый раз. «Или в последний», - добавила она... Поехали к Гелечке на квартиру. Дверь заперта, ключ с внутренней стороны. Пришлось взломать дверь. Она была в ванной. Одетая. С полотенцем на плече, как будто зашла помыть руки...»
Валентина Терская однажды спросила Великанову: «Ты счастлива?». «Думаю, да, — ответила Великанова. — Я правильно выбрала свой путь в жизни. В детстве мечтала стать артисткой. И стала ею. Жизнь сталкивала меня с замечательными людьми, которые мне помогали не только в творчестве, но и в жизни. Меня любила и любит публика, а это для артиста дорогого стоит. До сих пор мои концерты сопровождаются горячими, искренними аплодисментами. Я любила и была любима. Часто обращаюсь к Богу с чувством благодарности за ту жизнь и судьбу, которую он мне даровал».
Гелена Великанова была похоронена в Москве на Ваганьковском кладбище.


О Гелене Великановой был снят документальный фильм «Ландыши для королевы».

Киноклуб "Феникс" - Творческий вечер Гелены Великановой

 

ИНТЕРВЬЮ С ГЕЛЕНОЙ ВЕЛИКАНОВОЙ

- Сегодня мы услышали и песни 50-х, и песни, которые появились в Вашем репертуаре в недавние годы. Знаменитая, на стихи Евгения Евтушенко, песня о квартире коммунальной…

- Вы знаете, ведь самые дорогие для меня, как и, наверное, для каждого человека, воспоминания о детстве. И лучшие друзья – те, что остались с детства. Сейчас вышел спектакль у Марка Розовского. Называется он «Песни нашего двора». Этот спектакль идет прямо во дворе театра… Там даже сцены нет. Простой двор буквой «П», железные лестницы, скамейки… Точно как в моем дворе детства.
У нас двор был необыкновенный. Как одна семья. Мы встречали все дни рождения вместе, все праздники. Все были бедные в доме. Только одна семья обеспеченная. Но тоже милые, хорошие люди. Все дети очень дружили. Самым большим оскорблением было, если один ребенок говорил другому: «Ты – буржуй». Сразу слезы и рыдания… В войну наши мальчики почти все погибли… Только двое вернулись – раненые, больные. Сейчас их уже нет на свете. Но до сегодняшнего дня мои самые близкие подруги Таичка и Ирочка… ну, вы понимаете, они такие же Таичка и Ирочка, как я нынче – Гелечка… Мы и сейчас часто встречаемся вместе, ходим на могилы наших родителей, сестер и братьев… Это как фронтовая дружба – самая верная.
Я с детства была очень бойкая, энергичная, «заводилой» была. Мы ставили спектакли, разыгрывали настоящие сценки – с костюмами и декорациями. И стихи я читала и пела. А потом… война.
Я уехала в Томск в эвакуацию с мамой в «телячьих» вагонах, как их тогда называли. И в первый же год эвакуации маму потеряла… И осталась совершенно одна, «как перст на белом свете». В этом городе я поступила в Московский институт инженеров транспорта. Здесь участвовала во всех вечерах. Профессура мне не раз говорила: «Уходи отсюда, иди учись музыке! Ты хорошо поешь и наш вуз не для тебя». Действительно, я ненавидела математику. Это был совершенно чуждый для меня предмет. Потом, несколько лет подряд видела сон, что не могу поступить в высшее учебное заведение, потому, что не сданы алгебра, геометрия, тригонометрия за десятый класс… Всегда с ужасом просыпалась от этого сна. Я и в жизни никогда этого не сдам, никогда не одолею. Мне в школе гуманитарные науки давались очень легко… А будучи в эвакуации, почти ежедневно бывала в госпиталях: помогала чем могла, а еще читала стихи, пела песни раненым.

- В этих госпитальных концертах и заметили Вас профессиональные артисты …

- В Томск был также эвакуирован комитет по делам искусств СССР. И я дружила с детьми членов комитета. Да, верно, они заметили меня. И когда я вернулась в Москву, помогли поступить в музыкальное училище имени Глазунова, в котором готовили артистов оперетты (приемные экзамены я пропустила, находясь в эвакуации). Но в училище поняла, что оперетта – совершенно не близкий мне вид искусства Я и сегодня не понимаю, когда артисты говорят, говорят и вдруг начинают петь, а потом снова говорят какими-то чуть-чуть неестественными голосами… Хотя в оперетте есть хорошие актеры, и я их очень люблю. Но я всегда хотела работать на эстраде… Хотела сама выбирать песни, которые мне близки, моим друзьям, близким, которые, одним словом, автобиографичны.

- И Вы поступили в эстрадную студию…

- Да, у меня были прекрасные педагоги Ольга Андровская, Василий Топорков, Анатолий Кторов, Борис Петкер… Это были великие педагоги и великие актеры, которые очень многое дали мне в жизни.
Потом, когда я стала зрелой артисткой, уже довольно известной, окончила еще и режиссерский факультет ГИТИСа. Я всегда готовила свои программы сама и в Театре эстрады и в концертном зале «Россия». Никогда не работала с режиссерами. Мне много раз говорили: ты попробуй с режиссером. Но я говорю: как? Если, допустим, меня бросил любимый человек. Откуда режиссер знает, как я себя буду вести! Побегу ли я за ним, буду ли хвататься за его пиджак или скажу: «Иди, дорогой, ради Бога. Мне ты не нужен..» Ведь это все настолько индивидуально. И на эстраде все-таки артист должен оставаться самим собой. Он – личность на эстраде. А в театре актеры играют концепцию режиссера. А я стремилась к тому, чтобы все делать самостоятельно.

- Дебют на профессиональной эстраде состоялся еще в годы Вашей учебы?

- Дебют мой был уже по окончании студии. И в ЦДРИ был концерт выпускников. Я была тогда тоненькая, стройненькая. Когда сейчас показываю свои фотографии той поры даже близким людям, у меня спрашивают: «Это кто?». Я говорю: «Как кто? Я!». А чужие люди и подавно не узнают…
Так вот, я, помню, пела «Миссисипи», «Колхозную плясовую» и «Пипиту». Знаменитая впоследствии моя песня. Она много лет была в моем репертуаре. Меня утвердили на самую высокую ставку, какую только могла получить студентка, и я работала буквально сразу в лучших концертных залах.
Даже еще когда училась в студии, меня уже знали на эстраде. Лидия Русланова, Александр Вертинский брали меня в свои концерты. И, когда Вертинский переодевал рубашку, я в это время, чтобы он отдохнул, пела. Это были, конечно, незабываемые встречи. Это была высокая планка, к которой ты стремился, допинг невероятный, когда ты хоть чуточку приближаешься к таким великим артистам!

- Клавдия Ивановна Шульженко писала: «Мне близко творчество Гелены Великановой. Она знает, о чем поет».

Клавдия Ивановна часто бывала на моих сольных концертах. Она очень хорошо ко мне относилась. А я всегда прислушивалась к словам этой великой актрисы – певицы и актрисы в одном лице. В ее творчестве это было неотделимо.

- В одной из рецензий, посвященных Вам, было отмечено, что, «судя по репертуару и профессионализму артистки, можно смело утверждать, что Великановой все по силам».

- Я исполняла разные песни: драматические, шуточные, даже детские, про несчастную и про счастливую любовь…
Затем пришло время, когда я первая на эстраде стала исполнять большую поэзию. В моем репертуаре появились произведения на стихи Цветаевой, Пастернака, Ахматовой, Есенина, Блока, Окуджавы… А петь песни на их стихи в те годы, мягко говоря, не приветствовалось. Булат Окуджава говорил: «Ты даже не понимаешь, что ты сделала! Для тебя - выпустить новую песню, а для меня – это судьба». Ведь его в те годы просто запрещали. И все боялись петь песни на его стихи. А я была «отчаянной девчонкой». Песни-то у него были изумительные!

Бывало, поэты, на стихи которых я пела песни, приходили на мои сольные концерты и читали свои стихи – Вознесенский, Евтушенко… - это был такой подарок зрителям!

- Песни Новеллы Матвеевой помимо авторского исполнения, я встречал в Вашем репертуаре и еще у Елены Камбуровой…

- Но я пела первая, ведь я старше Камбуровой… Я много песен Новеллы Матвеевой выпустила. А потом ее песни стали другие артисты исполнять. Помню, приехала в Омск и там замечательные артисты из оперетты пели мою «Молдованку». Совершенно по другому исполнили, но очень симпатично, очень интересно – по-молодому, по-своему. Мне очень понравилось.

- А ревность или зависть на эстраде были всегда?

- Всё было, как и сейчас. Только форма взаимоотношений была более деликатной. Такая же была ревность, такая же была конкуренция, также «тащили» друг у друга песни. Я выходила в зал и знала точно, что все новые песни будут записаны. Артистки «второго эшелона» сидели с магнитофонами и записывали. А потом сразу исполняли их в своих концертах и еще спорили, что они первыми выпускали эти песни…

- Жаль, конечно, что далеко не все Ваши песни были записаны на грампластинки.

- Совершенно верно, в грамзаписи запечатлена только их небольшая часть. Мало того, я с удивлением обнаруживаю, что многие из записей, сделанные только на радио, оказываются размагниченными. Это просто необъяснимо.

- «Ландыши»… Как эта знаменитая песня, можно даже сказать, визитная карточка Гелены Великановой, появилась в Вашем репертуаре? Ведь ее исполняла еще и Нина Дорда…

- Нина Дорда, действительно пела эту песню. Но дал мне ее Оскар Фельцман первой и вся страна наша знает эту песню от меня. Правда, я потом много лет ее не пела, но вот снова ее восстановила, уже в другой аранжировке и на каждом концерте пока я не спою «Ландыши», публика меня не отпускает…

- В есенинском цикле Вашего репертуара были произведения на музыку Григория Пономаренко…

- Я не могу сказать, что с Григорием Федоровичем Пономаренко у нас было тесное сотрудничество. Просто он писал и приносил мне свои песни. И было это, когда я уже утвердилась на эстраде. Григорий Пономаренко дарил мне свои песни. И я ему очень благодарна за то, что была первой исполнительницей некоторых его произведений.

- Вы не первый раз на Кубани. И Ваш приезд – событие для любителей эстрады, для Ваших давних поклонников.

- Я очень люблю ваш край – благословенный Богом и природой. Я видела в зале прекрасных людей – добрых и красивых. А для таких зрителей всегда работается с удовольствием.

Популярное

))}
Loading...
наверх